ФГБУ
subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link
subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link
subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link
subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link
subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link
subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link
subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link

Листая старую тетрадь

(из цикла «Пожелтевшие страницы»)

Под таким заголовком публиковалось несколько статей, связанных с историей заповедника. Мы решили не нарушать эту традицию, тем более что в наших руках оказалась действительно пожелтевшая от времени тетрадка в 48 листов. Первым в руки её взял Василий Сергеевич Храмцов. Именно он предложил делать в ней записи всем, кто бывал на заповедной территории по долгу служебных обязанностей, на учебной практике, с целью исследования заповедных мест. Так родилась традиция, которая предполагала наличие подобных тетрадей в каждой лесной избушке. Записи делали и в прозе, и в стихах. Назвал Василий Сергеевич своё изобретение «Тетрадь для стихов, рассказов, сказок, басен и песен», и первую из них положил в 1974 году на кордоне в Корпади. Вначале стихи свои на страницах тетради в клеточку оставлял только он. Стихи простые, незатейливые, не претендующие на всемирное признание новоявленного поэта, но зато добрые, тёплые, греющие душу усталого путника. Давайте приоткроем тайну старой пожелтевшей тетрадки в 48 листов. О чём и о ком только не писали остававшиеся один на один с тишиной леса и светом мерцающих звёзд в лесной избушке посетители заповедной территории.  
Вот, например, в этих строчках раскрывается маленькая история из жизни заповедных людей:
С рюкзаком вприпрыжку ловко
Ни на шаг не отстаёт
Лаборант Тимонин Вовка
За Сан Санычем идёт.
Полевые, брат, не шутка,
Не прогулка при луне,
Отдохни-ка, брат, минутку
На замшелом старом пне.
Вот так, благодаря незатейливым строчкам из старой тетради, узнали мы с вами, что сорок лет назад в полевые пошёл научный сотрудник Лаптев А.А. вместе с лаборантом Тимониным В.И. А было это в районе ключа Широкий Лог.
Неизвестный автор под именем Лесник восторгается своим путешествием по ключу Соболиному, потому что здесь «эхо и птичьи голоса сливаются в единую мелодию». А вот некто Соломатин В., недолго думая, переложил на свои стихи известную в те времена песню про топающего по дорожке малыша. Так сложились строки о нелёгком труде лесника:
Топ–топ, топает лесник
По тропе таёжной напрямик.
Через Сихотэ-Алинский перевал
Чтобы браконьер там не гулял.
В 1977 году исполнял обязанности директора Маковкин Л.И. Сотрудники, ведущие учёт оленя «на реву» и не услышавшие никаких звуков, отметили оба этих события в следующих строках:
Что нам делать, как нам быть?
Что нам Лёве говорить?
Вот беда! Хоть сам реви
С тёмной ночи до зари.
Прошло 15 лет, тетрадка лежала в избушке, писали все, кто хотел и о чём хотел. Но в январе 1983 года в избушку пришли супруги Таран со своей маленькой дочкой Настей. Девочка тут же поделилась своими впечатлениями о путешествии по зимнему заповедному лесу:
Ветви у деревьев
Снег припорошил,
Всё вокруг заснежено,
Всё стоит в тиши.


Затем из записок маленькой Насти мы узнаём, что рядом с избушкой проходил олень и пробегал заяц, а вслед за зайцем рядом с его следами оставила свои отпечатки и рыжая лисица. Настя не связала свою жизнь с литературой, в настоящее время она кандидат биологических наук. Видимо, запал в душу девочки этот зимний таёжный уголок настолько, что изучению природы она решила посвятить свою жизнь.
По записям, оставленным в тетради, можно географию страны изучать. Например, в июле 1983 года на практике в заповеднике были студенты Харьковского Государственного университета. Будущие ботаники и зоологи оставили в память о себе «Оду Приморскому краю»:
Мы в Приморский край попали
В первый и последний раз.
Многое здесь повидали:
Тигра след мы повстречали
И ракушки собирали,
Рыбака день отмечали,
На Заре мы пробы брали
И в Глазковке побывали…
Столкнулись студенты на практике и с трудностями: энтомологи «познакомились» с приморскими комарами, которые не щадили никого:
Ряды крылатых кровососов налетали, будь здоров!
И на лысых кандидатов, и на темя докторов…
А вот ботаники в поисках редких представителей флоры «проходили через реки в сапогах и босиком. И мечтали о трамвае, ведь ходили лишь пешком». На таёжных тропах все, без исключения, «…кормили злых клещей».
А вот послание от Ирины Суходоловой, студентки 5-го курса ДВГУ. «Как жаль, что я не поэт и не могу написать в стихах ни строчки. Но я счастлива, что побывала здесь!».
Делу Надежды Яковлевны Поддубной (в 1985 году занималась изучением семейства мышиных) неизвестный автор посвятил стихотворение «Милый друг»:
Какие миленькие глазки!
Ну что глядите так на нас?
Устал ты по тайге мотаться,
И прямо в конус – бац!
Не бойся, миленький, не бойся.
Я тётя добрая. Вот так.
Сядь на весы, поешь, умойся,
Забудь про беды, на бок ляг.
Предметом обожания автора, к сожалению, оказалась не сама Надежда Яковлевна, а её подопечные. (прим. конус – приспособление для отлова мышевидных грызунов).
Откуда бы мы узнали, что Галина Петровна Салькина, будучи лесником, в одном из первых своих обходов по ключу Соболиному угодила в ледяную воду, проломив тонкий лёд. А ведь этому событию неизвестный автор посвятил следующие рифмованные строки, записав их в старой тетради:
Вижу – речка впереди тонким льдом покрыта,
Но лесник идёт вперёд, а глаза прикрыты.
Я стал стих свой изрекать,
А он – махать руками,
И под лёд лесник исчез
Вместе с сапогами.
И пошли мы с ним назад,
Не достигнув цели.
Лесник идёт, где перекат,
Теперь лишь там, где видит мели.
Большая часть записей в тетради сделана рукой Василия Сергеевича Храмцова. Вот строки из его первого стихотворения:
За рекой, за горой лес дремучий стоит.
За рекой вдалеке чей-то голос дрожит.
Ни тоска, ни печаль слышны в голосе том.
То голубка кричит растревоженным сном.
Кто мне может сказать, сколько жизней в лесу,
Кто поможет мне здесь сохранить всю красу?
Василий Сергеевич не только писал, но и иллюстрировал свои стихи.
Последние страницы исписаны рукой Олега Вороного, который побывал в лесной избушке в августе 1994 года. Его стихи наполнены солнцем и оптимизмом. Трудно, «но ты иди»; грустно – «не смей, не плачь».
Вот и закрыта последняя страница старой пожелтевшей тетради. Сколько людей держало её в руках? Посчитывать не будем. Главное – это строки, наполненные любовью к природе и своей профессии.

 Начальник отдела экопросвещения
 ФГБУ «Объединённая дирекция Лазовского заповедника
 и национального парка «Зов тигра» Г. Дикалюк.


ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru

©2012 г. Разработка Бодун Г.В.