ФГБУ
subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link | subglobal1 link
subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link | subglobal2 link
subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link | subglobal3 link
subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link | subglobal4 link
subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link | subglobal5 link
subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link
subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link

 

С ЛЮБОВЬЮ К ПРИРОДЕ

 

Мы неоднократно на страницах газеты «Синегорье» рассказывали об истории заповедного дела в Приморском крае, открывали читателям тайны природы, повествовали о судьбах людей, работавших в Лазовском заповеднике.
     Сегодня темой разговора с читателем станет история становления научного отдела заповедника. У истоков создания отдела, организации научных исследований на заповедной территории стояли люди порой с очень непростой судьбой. Кто же они?
     Первым свой вклад в становление научного отдела будущего Лазовского заповедника внес Константин Георгиевич Абрамов. Его именем в Лазовском заповеднике назван ключ, правый приток р. Просёлочной. Это единственный географический объект на Дальнем Востоке, который носит имя выдающегося организатора заповедного дела. Биография необычна, послужной список этого человека огромен. Вот только некоторые сведения из его жизни. К.Г.Абрамов родом из г. Богородска, ныне г. Ногинск Московской области. Родился он в 1889 году. Судьба не баловала его. В течение всей своей жизни Константин Георгиевич, преодолевал преграды, которые то и дело возникали на его пути.
     В детстве всё казалось легко и просто. К 14 годам подросток Абрамов умел читать следы зверей, различать по голосам звуки леса. Первой жизненной школой стала для него природа.
     Во взрослой жизни всё оказалось иначе. События 1905 года, расстрел рабочей демонстрации в Петербурге, привели молодого Абрамова в политику. В январе 1905 года он уезжает в Баку и включается в подпольную антигосударственную работу. За революционную деятельность Константин 8 раз подвергался аресту, сидел в тюрьмах г. Баку, г.Москвы, г.Вологды, г.Ростова – на Дону. В 1909 году его выслали в г. Усть-Усольск (г. Сыктывкар). И в тюрьме, и в ссылке Абрамов занимается самообразованием. Его увлечением, по-прежнему, является природа. Вернувшись после ссылки в Москву, Абрамов не перестаёт мечтать о работе где-нибудь в Сибири. Ещё в 12 лет, после прочтения книги А.Я.Максимова "В Уссурийской тайге", у него появилась мечта: своими глазами увидеть тигра, пятнистого оленя, женьшень, красавца-фазана.
     В январе 1915 года Абрамова призывают в армию. Будучи офицером, он разделяет надежды солдат на лучшую жизнь, за что заслуживает в офицерской среде репутацию неблагонадёжного. В военной форме прошёл Константин Георгиевич Первую мировую и гражданскую войну.
     В 1923 году он впервые попадает в Приморье, где начинает тесно сотрудничать с охотобществом города Владивостока, вступает в местный отдел Русского Географического общества, завязывает знакомство с В.К.Арсеньевым. Абрамов обследует огромные пространства приморской тайги и ратует за создание заповедников и заказников, ограничение отстрела животных. Природоохранная деятельность Абрамова окружила его не только единомышленниками, но и врагами. Последних было больше. Они не раз говорили Константину Георгиевичу о том, что тайга большая, и человек может в ней просто потеряться. Это были не просто пустые угрозы. В эти годы убиты помощники Абрамова охотоведы А.Н.Петров, В.Потаюк, Н.Захаров. Жителя села Киевка Макитру убили только за то, что он согласился работать вместе с Абрамовым. Но Константин Георгиевич не прекращал своей деятельности. В 1936 году он возглавляет филиал Судзухинский (ныне Лазовский заповедник), организует охрану заповедной территории и начинает плановую научно-исследовательскую работу.
     Первым научным сотрудником отдела был О.В.Вендланд. Вместе с ним по договору работали геоботаник Б.П. Колесников и зоолог Кошкин. Отчет Б.П. Колесникова «О работе Судзухинской геоботанической экспедиции ДВ филиала Академии Наук СССР за 1936г.» сохранился в архивах заповедника. Второй отчет по теме:"Пятнистый олень и амурский горал" за 1937г. принадлежит О.В.Вендланду.
     В 1937 году К.Г.Абрамова снимут с поста директора, причина освобождения от должности не ясна до сих пор, но любимому делу изучения природы он будет верен до конца дней своих. Многие годы проведёт Абрамов в глухой уссурийской тайге. 30 лет безвыездно он работает среди природы Дальнего Востока. Будучи тяжело больным, перенёсшим пять операций на глазах, которые ничего практически не дали, Абрамов, используя сильно увеличивающие очки и лупу, сумел поставить точку в своей последней научной работе по тигру амурскому.
     3 декабря 1961 года Константин Георгиевич Абрамов скончался в возрасте 78 лет от сердечного приступа. Похоронен он на берегу речушки Комаровки, едва ли не в центре Уссурийского заповедника.
      В ноябре 1938 года арестуют О.В. Вендланда (о судьбе этого человека мы уже писали), и научный отдел в филиале Судзухинский будет отсутствовать вплоть до октября 1941 года. В конце октября этого года старшим научным сотрудником будет определён Л.Г. Капланов, а в конце 1943 года «замом по науке» будет назначен Г.Ф.Бромлей. В этом же году отдел пополнился двумя сотрудниками: старшим научным сотрудником М.М.Волковой и лаборантом Зайцевым. Зимой 1944 -1945 г.г. Г.Ф. Бромлеем впервые был организован учёт копытных. Считали по следам, оставленным на снегу. Насчитали: 118-120 горалов, 250-275 оленей, 300-350 изюбров, 150–190 косуль. Конечно, подсчёты эти были неточными по причине маленького штата сотрудников, на погрешность работал и человеческий фактор. В это же время на территории заповедника свои исследования проводит ботаническая экспедиция под руководством кандидата наук НИИ ботаники МГУ Полины Петровны Жудовой. Задача перед ними стояла непростая: инвентаризация флоры и описание растительности заповедника на площади более 300 тысяч гектар.
     Через год после окончания войны в научном отделе увеличивается штат сотрудников. Теперь здесь их уже 7 человек. К 1946 году Судзухинский (Лазовский) заповедник оставался единственным в Советском Союзе «естественным хранилищем пятнистого оленя, горала и женьшеня». В этот же год на заповедной территории были отмечены единичные следы тигра и дальневосточного леопарда.
     Начиная с 1959 года, отдел науки стал пополняться молодыми кадрами.  Приехали работать в заповедник выпускницы Ленинградского университета зоолог Инна Леопольдовна Юргенс, которая сразу начала заниматься горалами, и ботаник Ольга Дмитриевна Форш. Ольга Дмитриевна собрала и описала 162 наименования лекарственных, витаминных и кормовых ценных растений. Около 10% из них применяются в официальной медицине, а остальные – в китайской и тибетской. Молодой учёный в первые годы своей деятельности обнаружил 30 новых для местной флоры растений.
     Работали в заповедники семьями.

Юрий Викторович Шибаев кандидат биологических наук, научный сотрудник ДВФАН так вспоминал о своих первых шагах в Судзухинском заповеднике. «После войны окончил Харьковский государственный университет. Получил направление и приехал работать в  Приморский край в Судзухинский заповедник. Работал вначале младшим научным сотрудником. Поначалу у меня не было конкретной научной тематики, и я собирал общую информацию по млекопитающим для Летописи природы, даже тигром какое–то время занимался. Но меня всегда тянуло к птицам». За короткий срок Шибаев установил основные места присутствия в заповеднике не только тигра, но и изюбра. Учёный нанёс на карту заповедника точки, где тигр амурский отмечался регулярно. В результате проведённой работы он установил, что основным районом встреч следов тигра является восточная часть заповедника и побережье от устья реки Таухэ до бухты Преображение. Он оценил, что численность хищников в заповеднике не является критической для копытных. Позже с женой Натальей Михайловной Литвиненко (известный дальневосточный орнитолог), Юрий Викторович начинает заниматься пернатыми. Супруги собрали довольно большую коллекцию птиц заповедника и прилегающих территорий. Примерно две трети которой были отправлены в музей МГУ. Наталья Михайловна выявила в заповеднике 110 видов птиц. Среди них впервые – белоглазку, пестрогрудую мухоловку, колючехвостого стрижа, малую кукушку. Шибаев и Литвиненко окольцевали за год 2650 птиц 28 видов. В своём отчёте «Фауна птиц Судзухинского заповедника» за 1960 год Наталья Михайловна отмечает, что «в районе скал морского побережья и островов Петрова и Бельцова отмечено 6 видов птиц, а на гнездовании в дельте реки Судзухэ – 55видов. Её наблюдения о причинах смены мест гнездования бакланом уссурийским позволяют определить причину исчезновения колоний этой птицы на островах Петрова и Бельцова и в наши дни.
     Женщины орнитологи – редкость. Уж больно трудна эта работа даже для мужчин. Наталья Михайловна после работы с известным учёным Л.О.Белопольским увлеклась морскими птицами. Считается, что это самый трудоёмкий путь в орнитологии. Именно в этот период своих исследований Наталья Михайловна сильно подорвала своё здоровье и поэтому слишком рано ушла из жизни.
     Надежда Петровна Присяжнюк закончила ДВГУ по специальности биология в 1965 году и пришла работать в научный отдел младшим научным сотрудником. В первые три года у неё выходит 3 работы по темам: «Веточные корма пятнистых оленей в Судзухинском заповеднике», «Охрана, рациональное использование и воспроизводство естественных ресурсов Приамурья», «Дуб зубчатый в Судзухинском заповеднике». Она всегда своевременно предоставляла материалы для Летописи природы, активно участвовала в организации работы с туристами, принимала участие в подготовке экспонатов для ВДНХ. Через три года была повышена в должности до старшего научного сотрудника. Её муж, Виталий Емельянович, занимался вопросом возможности авиаучёта пятнистых оленей. Его статья «Пятнистый олень в Лазовском и Ольгинском районах и меры по улучшению его охраны» была опубликована в журнале «Вопросы зоологии».
     Свой вклад в работу научного отдела вносили и студенты, проходившие практику в заповеднике. Вот, например, Людмила Ананьевна Васюрина. Биография стандартная: родилась, училась в школе, вступила в комсомол. После школы поступила в ДВГУ на биолого-почвенный факультет. На третьем курсе, в июне 1970 года приехала в заповедник на практику. Предложили поработать младшим научным сотрудником. За неполные три месяца трудовой практики собрала для музея заповедника гербарий древесно-кустарниковых пород, описала 3 пробных площадки в глубине заповедника и приняла активное участие в работе заповедника по организации туризма. Работали в заповеднике целые «молодёжные экспедиции». Так, в 1961 году студенты из Эстонии (11 человек) проводили геоботанические, флористические, почвенные, орнитологические и териологические исследования. Был собран и увезён большой материал для музеев Эстонской ССР.
     Состав научного отдела длительное время постоянным не был. Наука требует постоянного передвижения, кабинетная жизнь не для этих людей. Кто-то уезжал на работу в другие заповедники страны, кто-то уходил на преподавательскую работу. Так, в мае 1964 года О.Д. Форш уехала в Ленинград, а ещё раньше перевели в ДВ ФАН СССР (Владивосток) старших научных сотрудников В.М. Поливанова и Н.Н. Поливанову, а так же Ю.В. Шибаева.
     Научные сотрудники отдела всегда заносили свои наблюдения  в Летопись природы, поэтому спустя десятилетия мы можем узнать об интересных явлениях, которые были зафиксированы на территории района. Так в конце мая 1960 года на территории района зарегистрировано второе и третье на территории СССР появление египетской цапли. В России первая встреча с этой птицей была отмечена в 1884 году, вторая в 1946. Местное население в те времена совершенно не знала эту птицу. Цапля в течение недели держалась на болотистой луговине в районе села Киевка. Причём, она следовала за табуном лошадей, собирая вспугнутых насекомых и лягушек, но пасущихся рядом коров птица почему–то игнорировала. Вот другая запись в Летописи: «23 августа 1960 года район накрыл тайфун. Сильным ветром было повалено множество деревьев, а высота морского прибоя достигала 15 метров. Волны заливали берег бухты Судзухе на расстояние более 200 метров». Осенью 1962 года в районе наблюдалось нашествие бурундуков. Эти небольшие юркие создания в селе Беневское «начисто сняли кукурузу и подсолнечник в огородах селян».
     В разное время научный отдел претерпевал изменения, не всегда они были радужными. Бывали времена, когда в отделе то не было руководителя, то люди просто уезжали, не выдержав жизни при керосиновой лампе и мизерной зарплате. А тот, кто оставался надолго, работал в полевых условиях, жил в лесных избушках и палатках месяцами, писал отчёты, научные статьи, вёл Летопись природы, читал природоохранные лекции для населения и водил туристов по тропе острова Петрова.

Дикалюк Г.А. - отдел экопросвещения Лазовского заповедника.
( В статье использованы материалы
из книги Е. Суворова " Заповедные хроники"
 и архива заповедника).

 

   
   

 

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru

©2012 г. Разработка Бодун Г.В.